ОСТАННІ НАДХОДЖЕННЯ
Авторський рейтинг від 5,25 (вірші)

Королева Гір
2020.01.25 20:21
Ні! Не однаково мені
Удома жить чи в чужині,
Чи є що їсти, чи нема,
Чи нарід гине задарма!

І не однаково мені
Люди веселі чи сумні,
Чи веселяться, чи сумують,

Ігор Деркач
2020.01.25 20:09
Поети, які забавляють ся віршами,
кайфують, а муза дає втікача.
Клепай небилиці і найімовірніше
піймає за фалди вона читача.

***
Уловлюю у водограї
акорди музики Бізе.

Тата Рівна
2020.01.25 17:01
Вона лежить під деревом життя — лежить та дихає
Її груди піднімаються вгору-вниз
Вдих-видих, вдих-видих
Тисячі золотих ниток зв‘язують її з кожним своїм дитям
Вгору-вниз, вдих-видих

Через пам‘ять, серце, кров, віру, безнадію
Через безвихідь, любо

Олена Музичук
2020.01.25 15:30
Яструб у зеніті,
поки ще літає,
на золоту клітку
волю не міняє.
Дикі коні в полі,
поки є ще сили,
розірвуть стремена,
погризуть вудила

Сергій Губерначук
2020.01.25 11:53
О, ієроґліфе злий!
Беззастережний оракуле!
Краще вже, Дракуло, згний!
Згинь – пропади, каракуле!

Зміна – за зміною форм!
Псевдо- чи архіновація?
Суперечсуперінформ!

Ірина Білінська
2020.01.25 11:38
Я на планеті імені Тебе.
Вона - жива.
Усе про мене знає.
Вона -
мій анексований Тибет,
який мене до Мене повертає...

Я тут - своя.

Козак Дума
2020.01.25 07:36
Перун із громом темні хмари навпіл
розрізав вогняним своїм мечем.
Відомий здавна громовержця нахил –
він небо, коли сердиться, січе.

Насупилося все над головою,
ось-ось на землю злива упаде
і стріли полетять сами собою –

Королева Гір
2020.01.25 01:11
Тебе я бачу й подих свій тамую,
Ти, наче зарево на небі між зірок,
Серцебиття на відстані я чую,
Та не наважуюсь назустріч зробить крок.

Тебе з думок своїх не випускаю,
Та не наважуся зізнатися тобі –
Я потайки давно тебе кохаю

Серго Сокольник
2020.01.24 23:37
андеграунд, під смаки не адаптовано***

Тілом плаття твоє сповзало
Хтивоницо від ДО до ВІД...
- Мій ти кремене! Я- кресало!
Заінтри... Ні!.. Запалим світ,
Що за вікнами зацікавле-
но пітьмою припав до скла!

Редакція Майстерень
2020.01.24 19:42
Лао-цзи - найбільший чинайський (? чи китайський?) майстер, який жив багато століть тому. Він створив вчення чотирьох чеснот, або правила життя. Якщо застосовувати їх на практиці, тоді ви зможете провести життя в істинному світі і зрозумієте свою мету або

Микола Дудар
2020.01.24 12:32
За течією...
За нічією...
Ти - проти всіх.
Вогнестихія
Болеволіє
В серці усім...
А за межею
Поспіхом клеють

Іван Потьомкін
2020.01.24 12:20
А діти виростуть.
От тільки б нам не старіть.
Щоб дівчина,
Яку ти оглядаєш так не по-батьківськи,
Не кинула, мов докір:
«Дядьку...»
Аби дружина наніч не сказала:
«А пам’ятаєш?..»

Володимир Бойко
2020.01.24 10:55
Виколисує вітер далеку дорогу,
В океані небеснім гойдається день,
Починаючи стежку, не бійся нічого,
І розвіється лихо на крилах пісень.

Хоч направду життя – недоспівана пісня,
І незнаний мотив не впізнати на слух.
Та єднаються в пісні красиве й

Тетяна Левицька
2020.01.24 07:37
У блакиті лелека білий
світлу стежку шукає в рай.
Наболіло і відболіло.
На все воля... Нехай, нехай.

В низині мапа долі степом,
річка злетів, багно падінь,
сітка чорних доріг. Лелекам -

Шон Маклех
2020.01.24 02:46
Щойно якісь заброди
На болоті звели будинки,
І сказали, що то не кладовище,
Що то не гранітний надгробок
Над усіма мріями і сподіваннями,
А що то місто прозорості:
Не води каламутної
І риб банькуватих,

Королева Гір
2020.01.23 21:07
Візьмемося за руки знову всі,
Живий ланцюг утворимо із вами.
Він в кожного вкраїнця у душі,
Хоч всі йдемо ми різними шляхами.

З’єднаємо два береги Дніпра,
З’єднаємо в душі, не лиш руками,
Погляне Володимира гора,
Останні надходження: 7 дн | 30 дн | ...
Останні   коментарі: сьогодні | 7 днів





 Нові автори (Поезія):

Королева Гір
2020.01.22

Пиріжкарня Асорті
2020.01.20

киянка Світлана
2020.01.14

Олександр Миколайович Панін
2020.01.12

Тіна Якуб'як
2020.01.08

Янка Кара
2020.01.05

Сергій Зубець
2020.01.01






• Українське словотворення

• Усі Словники

• Про віршування
• Латина (рус)
• Дослівник до Біблії (Євр.)
• Дослівник до Біблії (Гр.)
• Інші словники

Тлумачний словник Словопедія




Автори / Борис Олійник (1937) / Вірші

 У ЗАМКНУТОМУ КРУЗІ
Від редакції "Майстерень" - На жаль, маємо тільки переклад поеми Бориса Олійника російською мовою. Будемо раді отримати оригінал. Але переклад здійснений, я так розумію, з дозволу автора, і майстерність перекладача особисто підтверджена головою уряду - В.Ф. Януковичем.

№01 (685) от 03 января 2007 г. "ОТ РЕДАКЦИИ "ЗАВТРА" (Выпускается с 1993 года. Редактор — А. Проханов)
В эти праздничные дни наш друг и коллега Евгений НЕФЁДОВ побывал в Киеве, где в торжественной обстановке был награждён Почетной Грамотой Кабинета Министров Украины — с вручением памятной медали, а также диплома с надписью: "За личный вклад в укрепление дружбы и взаимопонимания между народами Украины и России, активную популяризацию украинской литературы и искусства, многолетний добросовестный труд и высокое профессиональное мастерство. Премьер-министр Украины Виктор ЯНУКОВИЧ".

Мы от души рады высокому признанию руководством Украины заслуг Евгения Андреевича, сердечно поздравляем его с успехом и сообщаем читателям, что он привёз из Киева также новую работу выдающегося поэта, Героя Украины Бориса ОЛЕЙНИКА, переданную автором специально для "Завтра", где мы по традиции публикуем в одном из первых номеров Нового года стихи нашего давнего украинского друга и брата.

Вот и на этот раз его поэма, посвящённая осмыслению роли И.В.СТАЛИНА в жизни страны и в истории мира, будет напечатана в следующем номере "Завтра" в переводе Е.Нефёдова.

Контекст : Борис Олійник на сторінках газети "ЗАВТРА"



Якщо ви знайшли помилку на цiй сторiнцi,
  видiлiть її мишкою та натисніть Ctrl+Enter

Про оцінювання
Зв'язок із адміністрацією


  Публікації з назвою одними великими буквами, а також поетичні публікації і((з з))бігами
не анонсуватимуться на головних сторінках ПМ (зі збігами, якщо вони таки не обов'язкові)




Про публікацію
Дата публікації 2007-07-08 12:04:50
Переглядів сторінки твору 7007
* Творчий вибір автора: Майстер-клас
* Статус від Майстерень: R1
* Народний рейтинг 0 / --  (5.061 / 5.78)
* Рейтинг "Майстерень" 0 / --  (5.036 / 5.75)
Оцінка твору автором -
* Коефіцієнт прозорості: 0.802
Потреба в критиці щиро конструктивній
Потреба в оцінюванні
Автор востаннє на сайті 1999.11.30 00:00
Автор у цю хвилину відсутній

Коментарі

Коментарі видаляються власником авторської сторінки
Борис Олійник (М.К./М.К.) [ 2007-07-08 12:15:46 ]
Редакція "Завтра" А пока — слово самому Евгению НЕФЁДОВУ, автору колонки "Евгений о неких":
Наконец-то еду в Киев, где я не был тыщу лет!
Наплывает ностальгия, наполняет душу свет…

Но от крика проводницы — рассыпается мечта:
"Украинская граница! Приготовьте паспорта!"

Огорошенный, впервые эти слушаю слова…
Кто же мне теперь ты, Киев? Кто же я тебе, Москва?

Вот он, паспорт, где доныне отразилось наяву —
что рождён на Украине, что в России я живу.

А души моей скрижали память вечную хранят
о родителях-волжанах, что в земле донецкой спят…

И уже им не приснится, Слава Богу, фраза та:
"Украинская граница! Приготовьте паспорта!"

… Пограничные пределы да таможенная власть.
А Европа, между делом, — воедино собралась!

Нас же — режет по живому забугорный чуждый вой:
"Разделяй — и властвуй вволю! Да поссорь их меж собой!.."

И находятся, конечно, подпевалы тут и там:
перепишут, перебрешут, перевыкрасят Майдан.

То столкнут славян на газе, то на нормах языка.
"На Вкраiнi милiй" — разве не Шевченкова строка?

Так откуда ж — "В Украине"? Впрочем, это пустяки.
Не забыть бы нам, родные: братья мы и земляки!

И единый корень вроде породнил отвеку нас…
За окошком, на перроне — море добрых рук и глаз!

Поезд медленно причалил, грусть моя осталась в нём.
Круг друзей меня встречает, мы по городу идём.

Узнаю тебя, родимый! Вспоминаю, как сейчас: тут Крещатик, там Владимир, вот Богдан, а вон Тарас…

Всё — как было! Необычна лишь рекламы мишура.
Но зато какой привычный — и совсем не заграничный — ветер с берега Днепра!


Коментарі видаляються власником авторської сторінки
Борис Олійник (М.К./М.К.) [ 2007-07-08 12:28:17 ]
А ось і переклад
В ЗАМКНУТОМ КРУГЕ Поэма
(пер. с украинского Евгений Нефёдов)

Он вышел на Кремлёвское подворье
в своё последнее лето 1952-го.
От жары плавилась брусчатка.
Замаскированные охранники,
чтобы не засветиться,
неподвижно обливались потом:
беспощадное солнце било им в темя
большим раскалённым гвоздём.

...А ему было холодно.
Эти приступы
какого-то могильного сквозняка,
резко его пронизывающего,
когда все изнывали от зноя,
он ощутил года три назад.
И тогда же возникло предчувствие
неотвратимого приближения финала.

На первых порах это чувство
вызывало не столько страх,
сколько некое любопытство:
откуда и когда?
А сегодня — даже и не встревожило.
Только снова кольнуло: когда?
Завтра? Через месяц? Или через год?
Ибо то, что... не своей смертью —
это он знал наверное.

Да ещё его мучило нечто,
смешанное с презрением:
кто же тот Брут?
нет, скорее — бруты,
ибо решиться на что-то... такое
они способны лишь стаей.
И, наконец, как они это сделают?

Стрелять такие ничтожества
не отважатся:
слишком уж близко стоит
к Вседержителю.
Обставить всё юридически,
как это умеет Вышинский, —
у них не достанет разума.
Разве что — из-за спины...
чем-то тяжёлым?
"Хоть людей не смеши! —
оборвал он себя. —
Тут же тебе не Мексика".

И как раз в этот миг
что-то вдруг остановило его.
Морщась от боли,
приладил покалеченную левую
за борт уже поизношенного кителя,
а десница его описала жест,
знакомый всему миру:
спокойно сверху, словно в раздумье,
опустил указательный вниз,
в знак окончательного решения:
"Всё же отравят, — сказал
спокойно и даже беззлобно, —
только на это они и способны".

К собственному удивлению,
даже этот смертный приговор
его не встревожил. Но и не снял
той нестерпимой тяжести,
что больше всего остального
давит в последние годы.

...После отравления в сорок седьмом,
которое он едва пережил,
начали появляться какие-то голоса.
Сначала к ним не прислушивался,
списывая на переутомление.
Но последнее трёхлетие
его просто терроризировал
сардонически-ядовитый
и до жути отчётливый голос,
что прорывался из его же
собственного естества:
"Ну, так кто ж таки твой отец,
Ге-не-рра-лис-си-мус?"

...Тёмные слухи насчёт отца
ходили издавна, только он
не особенно и докапывался,
кто и откуда их распускает,
поскольку знал: обывателю
испокон веку необходимы
если не мифы или легенды,
то хотя бы какие-то
сплетни о своих вождях.

Но в сорок седьмом, в одну из ночей,
на грани жизни и смерти,
он вдруг вспомнил себя, шестилетнего,
и то падение на левую руку,
и ту жгучую боль, что выкручивала её
несколько дней и ночей.
И что-то нашёптывала над ним мама.
Ещё припомнил каких-то коней,
и портрет красивого человека
с аккуратно подстриженными
густыми усами.

Где видел он их? И когда?
Настоящее и прошлое смещалось:
было это вчера или ещё тогда...
А потом сапожник Джугашвили,
причастившись чачей,
смертельно бил мать и его, малыша...

А сегодня, в последнее своё лето,
этот небрежно-ехидный голос
процедил... его же устами:
"Так кто же отец мой?"
И он оглянулся с опаской:
не слышал ли кто вокруг?
И тот вопрос: "Кто отец мой?" —
вдруг вытеснил всё на свете.
И это было страшней, чем смерть.

...Он не собирался
составлять завещание:
сына спаивают,
дочка, похоже, пойдёт по рукам.
Соратники? — при мысли о них
он брезгливо сплюнул
и вяло махнул рукой.
Только в записке,
переданной из рук в руки
знакомому ещё с семинарских лет
земляку-священнику,
просил схоронить его
возле отцовской могилы... если найдут.
Знал: у Кремля будет лежать двойник.

...Что же, он и на этот раз не ошибся:
его таки отравили.


II
Не он под хмурым камнем замурован.
Там дважды похороненный двойник.
А прах того, кто истинно велик,
Упрятан под неведомым покровом.

Давно издохла воровская рать,
Копавшая, гонима тёмным страхом,
Поглубже яму — чтобы с этим прахом
Свои грехи и счёты закопать...

Неведом миру след его могильный.
И это пострашней, чем правду знать,
Откуда тень его встаёт опять,
И даже время гордое в бессильи
Пред ней покорно опускает крылья.

Стремится в Гори ночью он упрямо,
И глухо, будто в горле ком мешает,
У старого надгробья вопрошает:
"Так кто же мой отец —
ответь мне, мама?!"

Вокруг — молчанье.
Но перед рассветом,
Лишь вскрикнут третьи,
в ад нырнёт он тайно
И спрашивает в страхе Бафомета,
Не встретил ли кто здесь отца случайно?

Рогатый ржёт в ответ: "Видали лоха —
Пришедшего искать отца меж нами?
Да он среди помазанников Бога
Давно гуляет райскими садами.

Уйди, покуда черти не забрали!
Ищи отца в обители небесной.
Лишь трижды постучи в ворота рая:
Петру там поимённо все известны".

...Идёт, стучится днями, и ночами,
Чтобы отца увидеть хоть с порога.
Но всякий раз Апостол отвечает:
"Тебе сюда заказана дорога..."

Так день и ночь безжалостная карма
Его по кругу замкнутому водит.
И нет на свете тяжелее кары
Тому, кто и для ада не подходит.
...Как славно в горних
праведникам божьим:
Ни суеты, ни грусти, ни заботы.
Лишь одного из них порой встревожит
Какой-то...
словно дальний стук в ворота.

В тот миг
Всевышний, отложив скрижали,
Куда все судьбы вечно им вносимы,
Тепло на своего посмотрит Сына,
Прошедшего все муки и печали,
Отечески вздохнёт,
И пишет дале...

Перевёл с украинского Евгений Нефёдов